svetabella (svetabella) wrote,
svetabella
svetabella

Categories:

Семейная жизнь высокородных дам...Часть V

  1899 год начался для Марии Румынской с хорошего – она поехала на празднование двадцатипятилетнего юбилея свадьбы своих родителей. Неважно, что родители были друг другу чужими людьми все эти 25 лет и брак их не удался в принципе – юбилеи, как известно, это святое)).

 

Вот только..пока шли торжества, в Тироле, в полном одиночестве умер единственный сын этой странной семейной пары – тяжелобольной Альфред-младший – мать отослала его с глаз подальше, чтобы не позорил семью и продолжал лечиться. Сифилис разрушил мозг молодого принца и тот пытался покончить с собой, и умер в результате этой неудачной попытки…Альфред-старший – узнав о смерти сына – так рассвирепел и поругался с женой, что даже видеть ее потом не хотел. Он считал, что только она виновата в деградации и смерти наследника…Да в общем, оба родителя были хороши – ни любви, ни нормального воспитания с образованием они ему не дали.

 Удар был колоссальным для Марии Александровны…но она выдержала его и сосредоточилась на житейских проблемах – своих и своих дочерей. В апреле Мария-младшая сообщила матери, что неизбежное произошло – она снова в ‘интересном положении’.

Мария Александровна к дочери –май 1899

…Что ж, я не удивлена слышать такие новости, и, должна сказать, я вполне довольна ими. Ты долго отдыхала, и теперь я даже думаю это пойдет на пользу твоему здоровью и произведет великолепный моральный эффект в стране. Разумеется, ты можешь поначалу скрыть свое положение, но это не должно вести тебя к безрассудству, и, если ты уверена в своем состоянии, то я не советую тебе продолжать прогулки верхом. Ты не должна забывать, что в прошлом году ты долго болела и тебе следует быть вдвойне осторожной. Однажды я сумела скрывать свое положение несколько месяцев и сказала Папе о нем только спустя 3 месяца после того, как я это обнаружила.

(Героическая женщина!)) Вот как хотелось жить полной жизнью…)

 Они снова обсуждают, как бы заполучить на роды фрейлейн Гюнст (вот это популярность у акушерки была!) и сочувствуют Даки – ее муж Эрнст Людвиг заболел оспой…Кстати, после болезни он вдруг проявит к жене мужской интерес - о чем с большим удивлением Мария Александровна напишет старшей дочери и понадеется, что у Даки снова будет ребенок.

Лето проходит спокойно – Мария-младшая отдыхает в Констанце – на Черном море. И ее мать пока не знает, что этот отдых еще принесет беду в румынское семейство…Потому что в Констанце вместе с Мисси тот самый офицер Зизи Кантакузен…

 Ну а Мария Александровна едет в августе в Россию и снова пишет свои впечатления о встрече с родней. Почитаем.

Мария Александровна к дочери – август 1899

…Ники, Аликс и Миша встретили нас на станции. Аликс выглядит чрезвычайно хорошо, только очень дородна, потому что кормит [в июне родилась Мария Николаевна]. Тетя Минни [императрица-мать Мария Федоровна] была в страшных эмоциях, когда поначалу увидела меня и, к счастью, мы почти час оставались наедине и поговорили от души. Она показалась мне в возбужденном и нервном состоянии и, однако, едва сознающей свою огромную потерю [ умер ее сын Георгий Александрович]. Она немного напоминает мне Папу, так как легко отвлекается на всякие пустяки, и вчера днем была занята тем, что вклеивала сделанные ею фотографии…Думаю, воситину, если ты можешь забыть себя в таких маленьких заботах, это должно быть величайший дар! Хотела бы я так!
…Ольга [младшая сестра царя Ольга Александровна] очень мила и теперь совсем не конфузится, но очень некрасива, совсем никаких манер, и держит себя так плохо, и выглядит такой ребячливой и угловатой (в 17 лет), что кажется весьма нелепой с высоко уложенными волосами. Миша любезный, но тоже довольно неуклюжий.


(Ну вот – по всем ‘проехалась’ милая Мария Александровна)). Кстати, то, что все дети Александра III отличались ребячеством и в зрелые годы долго вели себя как школьники – отмечали многие современники. Задавила их своим характером Мария Федоровна, желавшая иметь деток всегда при себе и чтобы они как можно дольше оставались детьми. Вспоминаю фразу из письма великого князя Сергея Александровича о том , что поразительно как Михаила Александровича в 20 лет держат за ребенка).

 Затем Мария Александровна киснет в Ильинском - снова брат Сергей затащил ее к себе отдыхать – и опять отмечает, что Элла (Елизавета Федоровна) не читает французских романов из боязни прочесть что-нибудь непристойное и вообще разговаривает как чопорная старая дева.
 А Мария-младшая в это время гостит у сестры Даки – и в замке Вольфсгартен веселится вместе с большой компанией родственников (кузен Борис тоже там).


Мария с сестрой Викторией Мелитой. Октябрь 1899 - замок Вольфсгартен. Снимок из фондов ГАРФ

 В конце октября наступают трудные времена. Точнее большая битва двух Марий – старшей и младшей – с королем Румынии. Неприятности начались с болезни сына Марии – шестилетнего Кароля. Его гувернантка, некая мисс Винтер, назначенная в свое время королем, отказалась впускать к ребенку его мать, то есть принцессу Марию. И вообще изолировала обоих детей от нее. Конечно, за спиной гувернантки стояли король с королевой. Мария Александровна начала яростную компанию по защите дочери, требуя удалить гувернантку и отпустить Мисси с детьми к ней в гости…Но истинную причину поведения мисс Винтер Мария Александровна узнает только через несколько недель. Об этом ей расскажет другая дочь – Виктория Мелита …

Мария Александровна к дочери – ноябрь 1899

 Только что приехала Даки и сказала мне чрезвычайно счастливую новость, что она в интересном положении! Слава Богу! И она чувствует себя так хорошо и так довольна! Но в этом же кратком разговоре с ней наедине мы поговорили о тебе, так как мое сердце было полно плохих предчувствий. Увы! Я заставила ее сказать мне всю правду и, наконец, все поняла, то, что ты мне не говорила, а материнский инстинкт все время подсказывал мне. Из-за простого легкомыслия к тебе бы не отнеслись подобным образом, это было бы слишком несправедливо и непростительно! Я не буду ругать, не буду попрекать тебя, но ты поймешь мои чувства. Да простит тебя Господь! Раз уж Нандо до сих пор любит и прощает тебя, людям будет нечего сказать, даже король должен прекратить свои ужасные интриги. Только берегись одного: им не следует объявлять, что Нандо не отец твоего ребенка, а я боюсь они к этому ведут, чтобы избавиться от вас обоих [от Марии и ее ребенка]. Нандо отлично знает, что это его ребенок, и он должен заявить об этом даже перед судом, если понадобится.
…Ты прекрасно знаешь, что я, как твоя мать, никогда не отвернусь от тебя, даже если ты будешь вести себя еще хуже; в моем доме ты всегда найдешь теплый прием и защиту ото всех. Папа не должен знать ни слова правды, потому как я не отвечаю за его реакцию : мужчины обычно в десять раз более жестоки, чем мы. Но, Мисси, берегись, берегись ,однажды ступив на скользкий путь ты снова найдешь какого-нибудь Дон Жуана, в чьи высокие уверения в любви ты быстро и по-идиотски поверишь…Я предупреждала тебя не читать вульгарные французские книги, а ты не слушала! Пусть это будет тебе ужасный урок и пытайся теперь вести здоровую жизнь, моли Господа простить твой страшный грех и бросай свои грешные привычки! Я все так же настаиваю, что ты должна быть здесь, рядом со мной, под моей защитой, во время твоих родов. Мне приехать и забрать тебя?...Будь покойна и скажи мне, как лучше поступить? Ты должна уехать и забрать с собой детей…Твоя старая Мама горюет, но никогда не откажется от тебя! И всегда поможет.


 Становится понятно, что дело заключалось в слишком большой привязанности Марии-младшей к Зизи Кантакузену. Мисс Винтер заявила румынскому королю, что у наследной принцессы роман с офицером и ее моральный облик не должен бросать тень на ее детей…Более того, как мы видим, появились сомнения в отцовстве будущего ребенка. И можно сделать заключение, исходя из слов Марии Александровны, что роман между Мисси и офицером все-таки был. И, возможно, не совсем уж платонический. Еще по весне – будучи на ранних сроках беременности – Мария-младшая как-то в шутку написала матери – мол, интересно, не родится ли у меня черноглазый и черноволосый ребенок, ведь все вокруг именно такие, мол, насмотрюсь на них и рожу брюнета/ брюнетку! Лично мне эта фраза Марии показалась не шуткой, а результатом ее сомнений – кто отец ребенка…Правды мы все равно не узнаем – никаких намеков больше на это нет, Фердинанд всю жизнь будет твердо уверен в своем отцовстве, а будущий ребенок – дочка, будет светловолосой и голубоглазой…никаких 'черных' генов!))


Зизи Кантакузен. Полное имя – Георге Грегоре Кантакузен (1869-1937), знаменитый румынский генерал.

 Ну а пока что Мария Александровна пытается яростно и стремительно спасти репутацию дочери – она рвет и мечет – рассылает письма во все стороны – королю Румынии, своему зятю Фердинанду и, конечно, злополучной мисс Винтер, обвиняя ее в неподобающем поведении и вообще, какое ей дело до личной жизни принцессы. Гувернантка не только 'стукнула' королю про принцессу и Кантакузена, она еще и написала об этом королеве Голландии, и после этого пошли гулять слухи по всей Европе. Улей зашевелился…

 Мать настаивает, чтобы дочь как можно скорее избавилась от шпионки-гувернантки и немедленно ехала к ней в Кобург – готовиться к родам. А если король ее не пустит – пусть она угрожает ему покинуть Румынию навсегда вместе с детьми…Сам король – мужчина грозный и непреклонный – возмутился вмешательству Марии Александровны, но написал ей почти любезное письмо, в котором разъяснил разгневанной матери, что ее дочь,будучи на отдыхе в Констанце, целыми днями торчала на корабле в своей каюте вместе с Кантакузеном наедине и даже разъезжала с офицером по городу...
А матери уже все равно, кто с кем и где был наедине – она намерена вырвать дочь из румынского плена и привезти ее к себе –чтобы та спокойно родила, подлечила нервы и не видела какое-то время постылый Бухарест и всех придворных интриганов. Читая всю эту эмоциональную переписку Марии Александровны, мне показалось, что она словно пытается оправдать себя перед дочерью, загладить свою вину за то, что слишком рано и необдуманно выдала ее замуж – что-то вроде “я отправила тебя в эту Румынию совсем девочкой, теперь раскаиваюсь и буду тебя спасать”…

 Весь ноябрь и почти весь декабрь идет борьба за отъезд Марии-младшей из Румынии. Мать неустанно бьется за это – достает короля, достает зятя, успокаивает дочь…В качестве защиты дочери одним из аргументов она выставляет вот что:

Мария Александровна к дочери – декабрь 1899

…Ну а теперь подойду к очень деликатному моменту, который я также очень просто объяснила ему [королю Румынии] и который она наверняка абсолютно игнорировал. То, что Нандо позволял себе ‘слабости’ на протяжении всей семейной жизни. Это громадное преимущество в твою пользу, за которое ты должна твердо держаться и никогда об этом не забывать. Я также сказала ему, что Нандо не только простил тебя, а тихо и почти сразу же ‘жил с тобой’ снова.

 Фердинанд, как видим, сам был не без греха. Поэтому, по слабости характера, быстро простил жену, но вот отстоять ее перед дядей он не умел и боялся. Мария никогда не чувствовала себя защищенной рядом с мужем.

  Наконец в конце декабря 1899 года Мария-младшая уезжает к матери. Без мужа. Битва выиграна по одному пункту – Мисси уехала – а пункт второй – избавиться от мисс Винтер – еще ждет своего решения в новом году…

Окончание следует.

Источники:
1.Dearest Missy. The letters of Marie Alexandrovna, Duchess  of Edinburgh and Saxe-Coburg-Gotha, and of her daughter, Marie Crown Princess of Romania 1879-1900. 2011.
2.Marie of Romania. The Story of my life. 1933-1934
3. Hannah Pakula. Last Romantic.1984


Письма написаны на английском и французском языках. Перевод на русский - мой.




Tags: Королева Мария Румынская, Романовы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments